Ставим на красное. На Урале приняли участие переработки отходов глиноземных производств

Кoрпoрaция рaзвития Срeднeгo Урaлa (КРСУ) и китaйский xoлдинг зaключил сoглaшeниe o сoтрудничeствe в стрoитeльствe в Крaснoтурьинскe прeдприятий пo пeрeрaбoткe крaсныx шлaмoв — oтxoдoв глинoзeмнoгo прoизвoдствa.

Кaк сooбщил КРСУ, инвeстoр гoтoв прeдoстaвить тexнoлoгии и oбoрудoвaния для вoсстaнoвлeния шлaмoв жeлeзa и рeaлизoвaть прoeкт стoимoстью в сeмь миллиaрдoв рублeй. Oт рoссийскoй стoрoны, кoмпaния, кaк oжидaeтся, финaнсoвую пoмoщь в пoкрытии эксплуaтaциoнныx рaсxoдoв, а также участие в решении организационных вопросов. Урал партнер гарантирует получение региональных льгот и предприятий для оказания необходимой инфраструктуры. Пользу муниципалитета, которому принадлежит и часть шламохранилищ, как никто другой не заинтересован в быстрый запуск проекта.

Свердловская область пытается решить проблемы переработки красного шлама уже сорок лет. Дело не столько в снижении природной ресурсной базы и отсутствие легкоизвлекаемой руды, сколько в негативными экологическими последствиями для территории. Во-первых, шламохранилища занимают обширные участки земли, часто сельхозугодий. Во-вторых, после дождя щелочные растворы просачиваются в грунтовые воды, загрязняя их. Но главная проблема — запыление территории, в засушливую и ветреную погоду. Не удивительно, что вместо леса вокруг шламохранилищ — голые палки.

Вариантов исправления ситуации только два — восстановления или переработки.

— До сих пор не было предложено экономически эффективных технологий переработки таких отходов. Сегодня этой проблемой занимается ряд научно-исследовательских учреждений и отдельных команды, — сказал региональный министр промышленности и науки Сергей Пересторонин.

В Свердловской области работают два глиноземных производства — в Краснотурьинске и Каменске-Уральском. Грубо говоря, на каждую тонну глинозема (сырья для электролиза алюминия) дают за тонну шлама. Завод в Краснотурьинске, например, ежегодно производит 800 тысяч тонн отходов. А учитывая, что это «хорошо» копилось с 40-х годов прошлого века, запасы были огромные. В настоящее время в России в целом достигла около 600 миллионов тонн красного шлама, и это число каждый год увеличивается на 5-8 миллионов. На свердловские шламохранилища составляет более 137 млн тонн, и каждый год был сформирован еще до трех миллионов тонн опасных отходов.

— Уральские ученые постоянно предлагают различные проекты — в запасниках лежат готовые разработки. Но по-настоящему комплексной технологии, которая позволила бы легко, быстро и дешево регенерированного ила, не. Потому что существует острая необходимость и интересов промышленников. И если не вкладывать средства в исследования, экономически эффективная технология не появится, — сказал сотрудник Института химии твердого тела Уро РАН Наиль Сабирзянов.

По его мнению, производственникам легче оборудовать новые полигоны, несмотря на то, что это очень дорогие инженерные сооружения (проведенного несколько лет назад расчеты показали, что содержание шламохранилища увеличивает стоимость каждой тонны глинозема на 3-5 долларов). Проблема проста — в течение половины века, нигде в мире это не удалось. Достаточно вспомнить развивающиеся страны, которые красные сливают отходы прямо в океан, или в Венгрии, где семь лет назад после прорыва плотины весь город завален этими опасными отходами.

— Китайцы в последние лет пять-шесть периодически сообщили, что они создали комплексную технологию переработки, но эти новости затихают так же быстро, как и появляются. Я отношусь к ним скептически, — говорит Наиль Сабирзянов.

Что подразумевается под комплексной технологией? При таком подходе будет включен гидрометаллургия, пирометаллургия и магнитная сепарация. Оптимально извлекать железо — красного осадка наполовину состоят из него. Но товар еще нужно тщательно подготовить, прежде чем засыпать в домну (удалить щелочей, серы и фосфора). При этом можно получить не только грубый чугун, но и пигменты (краски). В шламе также содержит редкоземельные металлы — скандий, иттрий. Вы можете использовать кальций, известь, связи и перерабатывать в цемент, но это малорентабельно — технологии слишком дорого, а готовый продукт недорогим. Можно сделать кирпич, и в Краснотурьинске был такой магазин. Но, к сожалению, в одном цикле очень трудно совместить столь разные процессы. Таким образом, сложность подразумевает организацию ряда производств.

Если из одной тонны ила, чтобы извлечь все полезные компоненты, то первоначальный объем отходов будет уменьшена в десять раз, хотя и оставшийся кек, если вы хотите, вы можете использовать в дорожном строительстве. Известных технологий, направленных на переработку 100-150 тыс. тонн красных шламов в год. То есть, чтобы избавиться от миллионов тонн, нужно шесть-семь лет.

О малых количествах — 10 тысяч тонн в год — это уже сегодня. На 2018 год запланирован запуск второго проекта, который будет перерабатывать красные отходов в два продукта — металлические слитки (металлургия из Нижнего Тагила и Качканара подтвердил, что их можно использовать как дополнение к лому) и гранулированное пеностекло (что применяется в строительстве в качестве утеплителя и наполнителя).

— В январе закончили финансовой модели, в феврале приходит переговоров с инвесторами. Надо сказать, что интерес к проекту большой, как со стороны отечественных, так и иностранных финансистов, объясняет Андрей Брюханов, заместитель директора компании, которая разрабатывает технологии. — Шесть месяцев уйдет на проектирование и заказ оборудования. Параллельно будем делать ремонт в помещении литейного цеха завода, который нам обещали выделить производство — в настоящее время решается вопрос с его покупкой или арендой.

В распоряжении предприятий будет хорошая лаборатория, специалисты которой будут также разработкой методов более крупных обработки ила.


Мнение.

Владимир Рычков, директор Физико-технологического института УрФУ:

— Университет выиграл несколько грантов для развития технологий для извлечения из красного шлама скандия и редкоземельных элементов. Проблема в том, что их немного — около 100 граммов скандия на тонну шлама. Как вы знаете, это не решит экологическую проблему. В то же время внедрение любой технологии требует значительных инвестиций. А сейчас конъюнктура не очень подходят для включения такой работы. Когда редкоземельные металлы были дорогостоящими, их удаление было оправданным. В последнее время цены на мировом рынке упали. Кроме того, предприятия не заинтересованы в изменении ситуации, пока имеют право, что, работая с руды, отправлять миллионы тонн отходов, в шламохранилища. Они не платят за это штрафы. Для решения проблемы важно, чтобы государство принимало в этом процессе более активное участие.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.